simply_tatiana: (Default)
 Уважаемый Денис Викторович тут очень интересную тему поднял - о второй жизни неновых вещей. Действительно, из нашей жизни стремительно исчезают такие понятия как "перелицевать", "перешить", "заштуковать", "поднять петли". И я сейчас даже не о том, стали ли бы счастливее от того, что больше не должны давать новую жизнь уже хорошенько поношенным одежкам, меня там один комментарий неожиданно "зацепил".

Некая дама, похоже, примерно моя ровесница, в комментариях жалуется, что на всю жизнь сохранила обиду на родителей за то, что они, имея высокие доходы, в студенческие годы сшили ей юбку из фрагментов отцовского китайского плаща, купленного еще в 50-е годы, когда китайское качество означало совсем не то, что нынче. И вспомнилось мне вот что. У папы моего тоже был такой плащ. Сверху прорезиненная тонкая ткань серовато-зеленого цвета, внутри подстежка на кнопках их восхитительной плотной шерстяной фланели, темно-зеленой в тонкую красную полоску, образовывавшую клетки наподобие шотландки. И еще там были восхитительные пуговицы, обтянутые пересекающимися полосками тонкой кожи.

Плаш был куплен лет за десять до моего рождения, носил его папа долго и активно, так что к подростковому моему возрасту одежка из употребления благополучно вышла, а подстежку отдали мне в качестве теплого длинного зимнего жилета. Несколько лет она меня спасала, когда зимой дома был жуткий дубняк. А потом у меня появилась наконец швейная машинка, и после долгих колебаний я все-таки решилась и с бабушкиной помощью смастерила из неубиваемой подстежки восхитительную теплую юбку, застегивавшуюся на те самые обтянутые пуговицы.  Я в ней, помнится, еще в университете щеголяла, радуясь тому, мне в ней зимой тепло и уютно.

А вообще, сейчас как самые уютные любимые вспоминаются именно одежки, переделанные из родительских - бывшая мамина фланелевая рубашка, блузка из маминого же ацетатного платья, носки из перевязанного отцовского свитера, бабушкины туфли и дамские сумочки, прабабушкины вологодские кружевные жакеты и прапрабабушкины блузы с прошивками и резными перламутровыми пуговицами. Может, и правда, то, что эти вещи шились и перешивались для конкретных людей, что к ним приложили руки наши самые близкие люди, что они их тоже носили и любили, оставляет свой след и передает нам тепло наших родных?

А меховую подстежку от второго папиного китайского пальто теперь носит мой муж. Я нашила кнопки уже в его современный китайский плащ и получилось отличное элегантное зимнее пальто...
simply_tatiana: (Default)
                 

Над черной слякотью дороги
Не поднимается туман.
Везут, покряхтывая, дроги
Мой полинялый балаган.

Лицо дневное Арлекина
Еще бледней, чем лик Пьеро.
И в угол прячет Коломбина
Лохмотья, сшитые пестро...

Тащитесь, траурные клячи!
Актеры, правьте ремесло,
Чтобы от истины ходячей
Всем стало больно и светло!

В тайник души проникла плесень,
Но надо плакать, петь, идти,
Чтоб в рай моих заморских песен
Открылись торные пути.
     
А у вас какое стихотворение Блока самое любимое? И с каким связано больше всего воспоминаний? Для меня Блок начался со стихотворения "Вот Он - Христос...", которое я читала в школьном спектакле ровно тридцать лет назад. У нас тогда была очень яркая и сильная постановка, которую создал гениальный наш Евгений Михайлович, осмелившийся все первое отделение отдать религиозной лирике, и только второе - "Двенадцати". Мы даже сумели дать несколько спектаклей на различных юношеских фестивалях, один из которых прошел во Дворце пионеров, и даже почти всюду смогли сыграть спектакль целиком, без купюр. С подготовкой этого спектакля, кстати, произошла совершенно трагикомическая история, свидетельствовавшая в первую очередь о том, какими все-таки идиотами были мы по молодости... Равняйсь, смирррно! )
simply_tatiana: (Default)
Разговорами в дружественном журнале навеяло. Или еще раз о временах, когда у нас был "один сникерс на всех". Вообще-то я эту историю рассказывала уже, но это было так давно, что с тех пор у меня читателей заметно прибавилось, а история симпатичная, причем абсолютно подлинная.

Все, я окончательно зареклась произносить фразу "Так не бывает!".

Дело было на День Победы много лет назад. До рождения Костика оставалось два месяца, когда я загремела с кровотечением на сохранение в больницу где-то в Рогожской слободе. Палата по тем временам была экзотическая - там лежали исключительно жены фирмачей. Меня туда занесло по той простой причине, что наша полумертвая лаборатория носила громкое "иностранное" имя "компания Ковидон". Очевидно, для сестричек в приемном покое это звучало убедительно, поэтому меня и отправили в "высшее общество".

Финансовые наши дела в то время обстояли, мягко говоря, далеко не блестяще, главным деликатесом в доме был бутерброд с маргарином,  а гинекологиня на каждом приеме причитала "И как же ты в нищете этакой второго рожать собираешься?".  Палата встретила меня холодильником, доверху забитым продуктами из валютных магазинов, телевизором и видеомагнитофоном. Верховодила среди девчонок Нинка - тридцатилетняя хохотушка, с настолько серьезными проблемами, что ей даже шевелиться в кровати было нельзя. Нянечки ее умывали, переодевали, чуть-чуть приподнимали подушки, а о том, чтобы повернуться хотя бы на бок, и речи быть не могло. Малейшее напряжение могло спровоцировать роды, а до срока Нинке оставалось еще недель шесть - семь.

Продукты таскал Джон, Нинкин муж. Точнее, официально он ей мужем еще не был слишком много времени ушло на развод с английской женой, в браке с которой у него было не то двое, не то трое детей не намного младше Нинки. Предполагалось, что в Нину в больнице подлечат, а потом они распишутся, главное было - успеть зарегистрировать брак до рождения сына, чтобы мальчик получил английское гражданство. Поскольку я в палате была самой ходячей и вообще единственной, говорившей по-английски, переговоры с Джоном легли на меня. Он по вечерам сидел под окнами нашей палаты, я пересказывала ему все Нинкины новости, заказы новых фильмов и мультиков, а ей от него передавала объяснения в любви и наказы быть как можно более осторожной. 

По вечерам мы всей палатой лакомились Джоновым мороженым, смотрели старые любимые комедии и понемножку рассказывали друг другу о себе. И именно тогда мне впервые в жизни перепала в личное пользование целая шоколадика "Марс". Это было нечто настолько нереальное, что я долго не могла поверить, что так много счастья- и мне одной. Наконец настал день, когда врач окончательно и бесповоротно сказал, что до родов Нина из больницы не выйдет. На другое утро нянечка внесла в палату роскошный махровый белый халат с вышивкой. Нинку умыли, причесали, аккуратно облачили в обновку, а потом к нам гуськом зашли облаченные в больничные халаты, шапочки и бахилы Джон, какой-то тип из консульства и ЗАГСовская регистраторша необъятных размеров и с могучей "халой" на голове. Джон от смущения был багрово-фиолетовый, но глаза у него смеялись... Продолжение истории )
simply_tatiana: (Default)
Граждане, тема малость деликатная, поэтому предупреждаю, под кат лучше не ходить, особливо ежели вы легко впадаете в смущение.  А для остальных намекаю - темой в дружественном журнале навеяло. Итак... )
simply_tatiana: (love)
Итак, нынче стукнуло ровно 23 года с момента моей встречи со Страшным Мужиком в Ватнике (тм). Мужик давно уже стал совсем не страшным, ватник сгинул в дебрях нашего паноптикума еще в допутчевые времена, и вообще, за давностью лет все это начинает казаться уже не былью, а хорошим таким былинным эпосом. А тут еще дома всякие интересные события происходить начали, вызывая сакраментальные восклицания "Нет, в наше время все было совсем иначе!".  Впрочем, за всех высказаться я, пожалуй, не решусь, ибо лично наши романтические свиданки происходили либо в углу за офигенных размеров хроматографом, либо в очереди за мороженным минтаем.

Учитывая характер эпохи, добывание рыбы для кошатинки вполне можно считать не романтическим, а вовсе даже героическим поступком. А еще я никогда не забуду поистине царского новогоднего подарка, который мне положил под елочку уже-почти-совсем-муж. Это был большой флакон польского шампуня, превратившегося к рубежу 80-х и 90-х в абсолютно сказочный по степени доступности предмет.

И еще было Рижское взморье, где нас категорически не хотели без штампов в паспорте селить в одном гостиничном номере. Гостиница была крохотная - коттедж на несколько комнат. И было нас там всего две пары (ага, ищите умников кататься на Взморье в ноябре, это мы там на симпозиуме за казеный счет отдыхали). В итоге выход из положения мы с соседкой по комнате все-таки нашли. Но администраторы гостиницы проявили змеиное коварство  и мужчин поселили в разных номерах. Поэтому самое главное было во всех ситуациях бдить и оставить вторую койку в мужской комнате девственно несмятой.

А еще у меня в специальной шкатулке лежит светло-зеленый кулон из амазонита, и целая стопка стихов, и смешные и трогательные картинки и... Впрочем, стоп, хватит о нас.

А вы помните, как это было у вас, в ваше время?
simply_tatiana: (Default)
Разговорилась тут с Костецом и припомнила. Дело было летом 69-го, стало быть, стукнуло мне тогда четыре годика. После пожара на даче девать меня летом было некуда, так что решено было сдать меня на время на воспитание папиным родителям в Химки. Все же Подмосковье, воздух свежий, чем не дача?

А бабушка Софья Яковлевна, надо сказатть, с детьми обращаться не умела совершенно, хоть и была по самому первому образовнию, полученному еще до коллективизации, учительницей младших классов. Но так сложилось, что жизнь бабушкина проходила исключительно на партработе. А рождавшихся, тем не менее, бабушкиных детей воспитывала баба Роза - бабушкина старшая сестра. У нах вообще был интересный расклад. Баба Софа зарабатывала деньги, баба Роза занималась хозяйством и детьми (а на ее руках был и ее собственный сын, и многочисленные племянники - дети сестры и братьев, а потом еще и внуки), а мужчины отсвечивали бледными тенями где-то на периферии. Собственно, они вообще с семейной сцены куда-то быстро исчезали, только деда Юра задержался, но его в бабисофиной тени вообще видно не было. Короче, нормальная такая еврейская матриархатная семья во всей красе.

В общем, как-то так получилось, что баба Софа должна была меня выгуливать и, соответственно, интеллектуально развивать. А в силу специфики жизненного опыта единственной темой, на которую она могла беседовать свободно, был Краткий Курс Истории ВКП(б), что для меня было малость не по возрасту. Бабушка попыталась напрячь память и пересказать пару сказок, но они загадочным образом перетекли в жития пионеров-героев.

В итоге был найден компромиссный вариант - бабушка взялась пересказывать мне либретто опер и балетов. А поскольку оратором она действительно была незаурядным, и памятью обладала феноменальной, то каждый такой рассказ превращался в красочный моноспектакль. Я с большим интересом ознакомилась с горестной историей Виолетты, правда, не очень поняла, почему папаша Альфреда не позволял тому жениться. С Белой Лебедью и злобным фон Ротбаром дело пошло еще живее.

А потом настал черед Риголетто. Движимая классовой ненавистью бабушка максимально черными красками описала гнусного Герцога. К легкомысленности Джильды она также отнеслась с большим неодобрением. Но наиболее гневно и саркастически она изобразила самого шута. Ближе к финалу тональность рассказа достигла фазы крещендо. Бабушка меняла тон, говоря по очереди за всех персонажей драмы, я покрывалась ледяными мурашками и пыталась поглубже впечататься в рейки скамейки. Наконец раздалось торжественно-потустороннее "он распахнул мешок и увидел... умирающую дочь!!!!! После этого он заколол герцога, так свершилась месть оскорбленного отца! А потом сам бросился в горный поток, потому что не мог жить без дочери, которую обожал больше всех на свете!".

Ни один ужастик на свете впоследствии не производил на меня более яркого впечатления. Окровавленные руки, кинжалы, умирающие девушки и опозоренные отцы накрепко отпечатались в памяти, так что я и сорок лет спустя эту сцену помню во всех подробностях. А тогда, помнится, вывод я сделал вполне прямолинейный - мужикам верить нельзя, за это можно от родителя кинжал под ребра получить. И, честно признаюсь, оперу эту так с тех пор и не видела - не слышала, мне вполне зватило бабушкиной интерпретации.

Финал истории, так и быть, оставим на бабушкиной совести. Равно как и рассуждения на тему о девичьей чести, которыми меня кормили на всем пути из парка домой. Нет, я в принципе не против, но для четырех лет это, ИМХО, было малость рановато...
simply_tatiana: (Default)

Однако... Вроде, вчера все было - туманное холодное утро, бесконечно долгое ожидание в Шереметьеве, рязановские комедии над Атлантикой, неожиданная жара в монреальском аэропорту и бьющий в раскрытые окна такси умопомрачительно цветочный и травяной запах... И вот уже двенадцати лет как не бывало.


И снова пятнадцатое сентября )


Меня там есть, на заднем плане в белой куртке. Отец и тетушка моложе на снимках, чем кое-кто из наших нынешних друзей. А у Катерины свои дети сейчас ровно в том возрасте, в каком были тогда братья. И уже Митька старше, чем Катюха была тогда...
simply_tatiana: (Default)
Все про первое сентября заговорили. Мне, что ли, в ностальгию удариться? Хотя какая там ностальгия. "Первый раз в первый класс" (тм) был для меня букетом самых настоящих обломов. Есть у меня подозрение, что все последующее крайне сдержанное отношение к школе и к протекающим там процессам выросло именно из вот этого вот глобального разочарования в самый первый день.

Обломом номер раз, еще в конце августа, стал ранец. Понятия не имею, кто мне его приобрел, но знаю, что сотворено сие было в центральном Детском мире. Я мечтала о ярком двуцветном чешском ранце с блестящим замочком, а стала обладательницей бронебойного шедевра болгарской легкой промышленности. Шедевр был пошит из толстой пупырчатой свиной кожи и окрашен в два цвета - светло-коричневый и черный. Кондовая кожа гнуться не желала, поэтому ранец даже с виду был жестким и колючим. Но самое страшное в нем было - застежка. Крышка фиксировалась при помощи двух пластиковых черных ремней, ужасно тугих и топорщившихся во все стороны. Что застегнуть, что расстегнуть ее было мучение. Особенно я это прочувствовала уже позже, когда в классе собрать-разобрать портфель нужно было за строго отведенное короткое время, а я никогда не могла совладать с дурацкими застежками. Ну вы представляете, да? Нежной барышне, можно сказать, Принцессе, и ходить с таким какашечным чудовищем? Я попыталась объяснить, что ранец мне не нравится, в ответ получила родительские обиды и упреки в неблагодарности, и вынесла первый урок на тему о том, что говорить о своем недовольстве нельзя, получится только хуже.

Обломом номер два стала погода. Вопреки всем прогнозам с утра пораньше зарядил дождь, термометр за окном тоже показывал что-то малоприличное, в итоге все старательно накрахмаленное и наглаженное белое великолепие было упрятано под защитного цвета куртку и теплую шапку, а белые колготки в беляевской грязи сразу покрылись россыпью бурых пятен.Мечта быть Самой Красивой разбилась с печальным писком.

Третьим и самым большим обломом стали собственно уроки. Школа наша была "специальной", языковой, принимали в нее по результатам экзамена, который сдавали еще в апреле. Соответственно, первоклашки задолго до начала школы уже умели читать-писать-считать в объеме как минимум первого полугодия, а то и всего учебного года. И вот после этого рисовать какие-то дурацкие палочки-крючочки, прибавлять к букве "МЫ" букву "ААА" - я почувствовала себя глубоко обманутой. А где же что-то новое? Где, собственно, учеба? Я еще летом письма родне писала страницы на две - на три, зачем мне все эти "ма-ма-мы-ла-ра-му"?

И вот это острое разочарование первого дня ("Какой же ерундой придется заниматься... И как жалко время на это все тратить.") и определило на долгие годы мое отношение к тому, что нам преподавали.

А вообще, судя по всему, девицей я в ту пору была еще и весьма завистливой, потому как совершенно искренне убивалась из-за того, что друг Киса тащит букет гладиолусов ростом чуть не с него самого, а у меня в руках вполне банальные скромные астры...
simply_tatiana: (Default)
Вспомнилось тут детство босоногое начало трудовой деятельности в дебрях отечественного НИИ. Константинычу тогда для экспериментов требовался метанол. А по правилам всевозможных безопасностей у нас существовали жесточайшие нормы хранения в лаборатории тех или иных гадостей  химикатов. В частности, метанола ну никак нельзя было иметь больше литра единовременно.

В итоге система была такая. Штук двадцать принадлежавших нашей лаборатории бутылок с метанолом хранилось на складе на Планерной. Когда наступал очередной критический момент, я на пишущей машинке настукивала заявление на получение очередной литровки. Эту заявку подписывали Завлаб, Главпожарник, начальник Второго отдела (это почти как начальник Первого отдела, только отвечавший за чуть-чуть иные секреты) и специалист по технике безопасности. После этого заявка вручалась Одной Специальной Тетеньке, и когда та ехала на Планерную, то бутылку нам привозила. Если не забывала, конечно...

Ну а поскольку забывала она периодически, а потребность в метиловом спирте была постоянная, то Константиныч, втихаря от начальства, наладил его перегонку из отработанных растворов. Фирменная бутыль с недопользованным метанолом жила у меня в том же сейфе, что и чай с шоколадками, за что Большие Начальники имели право мне оторвать голову без всякого предупреждения, ибо прием внутрь даже небольших доз этой гадости чреват летальными последствиями, в лучшем случае - просто слепотой. А поскольку пили в нашей конторе все и всё, риск, естественно, был...

Еще в сейфе жил разлинованный гроссбух, куда я честно вписывала каждые накапанные будущему мужу 5 - 10 миллилитров помянутого спирта. Гроссбух был насквозь прошит толстой волосатой веревкой, концы которой крепились к обложке посредством бумажки с оттиснутой печатью Секретного отдела и указанием, сколько именно страниц пронумеровано и сброшюровано в этой тетради. И за каждую полученную дозу Женя честно расписывался ("Метанол сдал - метанол принял").

А вот где хранился перегнанный спирт - это я уже не вспомню сейчас. Зато намедни проснулась утром в полном ужасе, потому как явственно увидела во сне, что Страшный и Ужасный Начальник велел поставить диализ, а у меня с диализного мешка зажим отвалился аккурат в тот момент, когда я туда уже залила весь рабочий раствор. Под тягой лужа, начальник мечет громы и молнии, а мне впору провалиться сквозь все пять этажей. Желательно навсегда... Но экс-начальник, а ныне супруг благополучно дрых, не подавая признаков гнева, так что ничего, обошлось.

А с чего я это все вспомнила нынче? А с того, что во время плановой инспекции мышиных рестораций, расположенных по внешнему периметру родимого заводика, любовалась на невообразимых размеров метанолохранилище и пыталась представить, что сказали бы простые квебекские парни, предложи им вот так расписываться за каждый миллилитр. У нас там сто литров тудэмо - сюдэмо запросто гуляет и баланс использованного сырья регулярно не сходится. Точно Второго Отдела на них нет, разгильдяев!
simply_tatiana: (Default)

Эту байку кое-кто из моих друзей уже знает, но нет у меня больше ничего такого, подходящего к случаю.

Во времена моей молодости иностранных студентов было не было принято исключать из советских вузов. Их тянули из последних сил, давали возможность по десять раз пересдавать сложные предметы, завышали оценки, но исключали только в самых-самых безнадежных случаях.  И вот такой "шанс" на третьем или четвертом году обучения выпал нашему курсу - одну из девочек-кубинок все-таки отчислили. Девочка расстроилась, конечно, отметила в ФДСе с друзьями свой отъезд и отправилась в Шереметьево. Там суровые мужики с казенно-непроницаемыми лицами перетряхнули весь ее нехитрый багаж и под самый конец осмотра наткнулись на два пластиковых пенальчика с непроявленной фотопленкой.

- Что это у вас такое?

- Это мое, личное, оставьте, это мне на память!

- Не положено! Мы должны проверить, что у вас там.

И мужики потащили пленку на проявку. 

Даниэла улетела, так и не получив обратно свои снимки. А тем временем в кабинете у ректора надрывно звонил телефон. Дальше... )
simply_tatiana: (Default)
На заре туманной юности была у меня в Ленинграде подруга Ленка. Познакомились мы в Пярну в середине семидесятых, тогда наша семья как раз подружилась с двумя ленинградскими семьями с детьми моего возраста. До конца школы мы общались преимущественно под присмотром родителей, летом в Прибалтике, а зимой попеременно то в Москве, то в Питере, а вот в студенческие времена началось самое веселье. Ленка моя была барышня компанейская, веселая, большая любительница розыгрышей. Порой ей в голову приходили самые неожиданные идеи.

Однажды наш третий друг Мишка вздумал жениться. Дело было в последних числах января 84-го, свадьбу отгуляли в ресторане Турку, где развеселая тетка в черных кожаных шортах, мушкетерской шляпе и сапогах до ушей распевала со сцены про маленьких утят, а весь зал дружно и почти синхронно вертел попами. Потом молодые уехали домой, а оставшейся молодежи пришла в голову идея собрать со столов оставшиеся цветы и пойти возлагать их к памятнику прорыва Блокады, который находился неподалеку. Сказано - сделано. Собрали мы несколько охапок и пошли, скользя шпильками по нечищенным тротуарам. За нами в том же направлении двинулось старшее поколение. Ночь, темнота кромешная, подходим мы к памятнику, заходим внутрь кольца и вдруг от стен отделяется и окружает нас кольцом толпа однотипных мужиков в полушубках и характерных шапках пирожком. Спасибо, от толпы родителей отделился кто-то из папиков и потолковал со старшим - дескать, не вандалы мы, просто цветочки возлагать идем, после чего мужики буквально растаяли в ночи.

Потом взрослые потихоньку разъехались, а я должна была ночевать у Ленки. Провожать нас вызвалась пара молодых людей, живших неподалеку от нее. Я честно порывалась добраться на метро, но Ленка непререкаемым тоном заявила "Поедем в таксо" и мальчиков командировали ловить тачку. Судя по всему, редким водилам мы ни малейшего доверия не внушали, потому что никто даже не пытался притормозить возле нас. В конце концов в чью-то светлую голову забрела идея и мы, взявшись за руки, цепью перегородили Московский проспект. Дальше )
simply_tatiana: (Default)
После рижской эпопеи год пошел как-то странно. Меня зачем-то унесло взамуж за весьма странного субъекта, до сих пор понять не могу, как он мне вообще на пути попался. Подробности этого безумия мы лучше опустим, к счастью авантюра недолго длилась. Товарищ оказался сильно пьющий и социально довольно опасный, короче, меньше, чем чем через год мы расстались. Объяснить всю эту авантюру я могу только глубоким помрачением ума...

Женина семейная жизнь, давно трещавшая по всем швам, тоже развалилась. Как оказалось, неприятности сплачивают. Слово за слово мы начали потихоньку общаться, потом работа и вовсе уползла на задний план, а потом мне было строго указано в назначенное время явиться на автобусную остановку с паспортом. Уже загрузившись в троллейбус, я поинтересовалась, а что мы собственно делать собираемся.

- Заявление подавать будем, - строго ответствовал шеф.

Для полноты удовольствия будущий супруг и брачеваться предлагал ехать на городском транспорте, но тут уж я восстала - нарядный костюм с сапогами никак не монтировался, а легкие туфли по московскому марту тоже не годились. В итоге нашелся компромисс - на такси, но только вдвоем, никаких гостей и свидетелей. Первые браки на радость родственникам у обоих были традиционно-помпезные, так что на этот раз мы решили праздновать так, как хочется самим. В ЗАГСе мы самым бессовестным образом прохохотали всю процедуру. Бедная молоденькая девочка-регистраторша сначала растерялась, уж больно неканонично мы выглядели, а потом ей тоже смешинка в рот попала...

Довольно быстро нас стало уже трое. Как объяснил Константиныч, это был самый простой и надежный способ обезопасить от меня его драгоценные приборы...
simply_tatiana: (Default)
Наши немцы оказались на редкость незлобивыми. На их месте я бы не стала связываться со странными русскими, устраивающими из ерундовой передачи данных акцию, попахивающую дешевым боевиком. Однако они решили иначе и полтора года спустя пригласили Женю в Ригу на семинар )
simply_tatiana: (Default)
Погожим осенним утром на пороге нашей лаборатории нарисовался симпатичный молодой человек.
- Ну, здравствуйте, господа хорошие. Будем теперь работать вместе, а зовут меня Женя Б-н.
- Подожди-ка, подожди-ка, - заинтересовался мой шеф, - а ты случайно не из декабристов будешь?
- Да было что-то такое в семейке, - отмахнулся новенький, - из-за этого семейство и осело в Ярославле. Только никто уже ничего не помнит...
На следующий день "наш" Женя принес здоровущий кусок генеалогического древа, по которому они вдвоем и лазили в поисках общей родни. В конце концов выяснилось, что их пра- в невобразимой степени бабушки были родными сестрами, но сколько с тех пор сменилось поколений, особенно в семействе Б., вычислить уже не удалось. Таким образом оба Жени (плюс ко всему еще и ровесники, только один июльский, а другой - августовский) оказались приблизительно семиюродными не то кузенами, не то дядей и племянником. Короче, постановили считать себя просто "родственничками".
А перед окружающими встал вопрос - как различать родственников - тезок? По имени - надо еще что-то добавлять, получается длинно. По фамилии - у нас в лаборатории не принято. Порешили звать просто по отчеству. С тех пор мой шеф стал окончательно и необратимо Константинычем, а пришелец - Борисычем.

(ЗЫ - вариант звать по имени и отчеству не рассматривался в принципе за бесперспективностью).
simply_tatiana: (Default)

Оборудование в лаборатории по тем временам было самым современным. Если честно, я очень сомневаюсь, что у кого либо еще в Москве имелся такой же парк газовых и жидкостных хроматографов, оснащенных и компьютеризированных по последнему слову научной мысли. Поставками занимались в основном немцы, они же и налаживали свежекупленное оборудование.
Очередной буржуинский специалист навестил нас поздней осенью 87-го. Как его привечали в нашем институте я лучше умолчу... Немец приехал, поковырялся в приборах и с огорчением констатировал, что софтину-то позабыл дома, по ту сторону "железного занавеса".

Пришлось ждать. )

simply_tatiana: (Default)

                                                                                                                                                  Мышь - это могучее животное, чей путь усыпан женскими телами.

Служебные обязанности мои были широки и разнообразны. Во-первых, мне полагалось проводить некие эксперименты на том самом заграничном жутко навороченном хроматографе. Я честно предупредила начальство, что к технике у меня идиосинкразия, а кнопочек и трубочек инстинктивно опасаюсь с детства. Начальство в лице Жени наивно понадеялось меня перевоспитать, однако после двух запоротых анализов произнесло сакраментальную фразу насчет техники в руках дикаря и от попыток привлечь меня к научной деятельности отказалось навсегда )

simply_tatiana: (Default)

Трамвай высадил меня на высоком берегу Москвы-реки. Типичный сталинский послевоенный район, уже заросший тополями и липами. Колючка в три ряда вокруг института, в котором суждено отбывать трехлетнее "распределение". Попасть на территорию можно только через проходную. )

Profile

simply_tatiana: (Default)
Tatiana

March 2012

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 04:59 am
Powered by Dreamwidth Studios