simply_tatiana: (Easter)
[personal profile] simply_tatiana
Ну, во-первых, почему бенедиктинская? А вот почему. Кое-кто уже в курсе, что с прошлой осени мы с мальцами ходим не в русскую церковь, а во франкоязычный приход св.Венедикта Нурсийского, основателя ордена бенедиктинцев. Так что называть приход наш бенедиктинским более чем логично. Русских там, кроме нас, еще двое - иподьякон Володя, родом откуда-то с Украины, и старенькая бабушка Грета из Подмосковья. Все остальные - местные, преимущественно франкофоны, хотя есть несколько человек, для кого основной язык все-таки английский, но при этом они предпочитают ходить не в англоязычный Знаменский приход, а к нам. Приход крошечный, спсисочного состава всего сорок три человека, считая с младенцами. Ну и еще несколько человек ходят либо неприписанные вроде нас (дети просили пока никаких формальных шагов не совершать), либо пока еще не присоединившиеся католики. Все в прошлом - католики, с серьезной теоретической базой и опытом многолетней глубокой катехезы, поэтому что происходит, ради чего они в храме, всем понятно, и участие в службах у всех самое полное и осознанное.
До недавних пор я сама в качестве богослужебного признавала исключительно ЦСЯ. В прошлом году моя упертость изрядно покачнулась, а нынешний опыт Великого поста и Пасхи окончательно расставил все по своим местам. Да, я по-прежнему очень люблю славянские службы, великолепные наши песнопения. но никогда раньше не было у меня такого полного понимания и участия в постовых и Страстных службах. Это какой-то совсем новый серьезный опыт проживания и поста, и, в особенности, Страстной Седмицы, опыт полной включенности в собятия каждого дня. Это все происходило не когда-то давно с древними иудеями, а здесь и сейчас, с нами. Это у нас отнимали нашего Христа, перед нами его мучили, мы его оплакивали и хоронили. Я не помню, чтобы когда-либо раньше я на службах плакала так, как в этом году захлебывалась от слез на Двенадцати Евангелиях.
Французские богослужения очень сильно похожи на церковно-славянские, хотя некоторые песнопения все-таки поются на иной мотив, иначе слова не ложатся.  Но есть некоторые нюансы, о которых я хочу сейчас рассказать, потому что они заметно отличаются от того, к чему я привыкла в предыдущие годы.
В первую очередь это убранство храма. Оно менее траурное, черного цвета почти не было, за исключением облачений священников на Страстной, и покрывал на некоторых аналоях. Основной Великопостный цвет - винно-красный, такого цвета и завесы, заменяющие дьяконские двери, и облачения, и покровы аналоя для плащаницы.



Цветов тоже заметно меньше, чем в русских храмах, в основном это великолепные темные розы.

В невоскресные дни на службах народа не слишком много - кому с работы трудно отпроситься, у кого уже возраст и здоровье не те, у кого дети совсем маленькие. Но на вечерней службе в Великую Пятницу церковь была полна практически под завязку. И вот в какой-то момент (я не запомнила, что в этот момент пелось) владыка обошел по кругу всю церковь, наливая из бутылочки каждому в ладони воду, смешанную с розовым маслом. Этой водой надо было умастить лицо и волосы. Что это за обряд, откуда он взялся - не ведаю. Но ровно то же самое потом повторилось во время Пасхальной литургии.



Вот, это как раз Дан и Елена на Пасху умываются розовой водой. А фотография не убитая, это  такой густой ладан в воздухе стоял.

В Великую Субботу на службе народу вообще было всего человек двадцать, считая с клиром и хором. Владыка служить не стал, пошел на клирос, сам пел, сам регентовал, и порой единолично вытягивал сложные моменты, когда хористы сбивались и не знали, как правильно спеть. Никто им по этому поводу, кстати, ни слова не сказал. :) А паремии мы все по очереди читали, и неважно, что не все умели выпевать, как положено, что волновались, сбивались и запинались даже в знакомых словах. Но это было настолько замечательно, и давало такое полное ощущение сопричастности, что его очень трудно передать словами.

Но самое интересное было, конечно, на Пасху. Богослужение началось в кромешной темноте, когда в храме не было даже самого крошечного огонька, только алтарь был немного подсвечен изнутри. В этой же темноте вышли священники и внесли плащаницу в алтарь.



После этого там тоже воцарилась полнейшая темнота, а хор умолк. Чуть-чуть погодя в этом мраке забрезжил слабый свет, отец Марк вышел на солею с горящим трикирием и позвал всех подходить и зажигать от его свечей свои огни.



И с негромким пением тропарей во славу Христа, показавшего нам Свет, народ потихоньку потянулся в северной двери, на крестный ход. Дальше все шло достаточно привычным порядком с той разницей, что не делали три круга вокруг квартала, а просто по улице обогнули храмовое здание, у южной двери прочитали Евангелие, спели все положенные тропари и вод "Христос Воскресе!" вернулись обратно в церковь.



Там тем временем как раз сменили алтарные завесы, вынесли икону Пасхи, и тут же началась Светлая Заутреня. Поскольку никаких захожан, никаких "пасхальных прихожан", приходящих только на крестный ход или только куличи освятить, не было, то по ходу богослужения не только никто не ушел, а наоборот, еще и подходили опоздавшие. Заутреня без паузы перешла в литургию, причащался весь храм без исключения. Кстати, вот такой интересный у нас тут артос, непривычной для меня формы:



 А яйца для одаривания на отпусте красили чуть не всем приходом. Вообще, как говорят, в предыдущие годы этим занимался владыка лично - сам покупал, сам красил и сам раздавал. Но в этом году он исполняет обязанности архиепископа, поэтому Пасхальную службу ему пришлось служить в кафедральном соборе в Оттаве, а отцу Марку уже почти восемьдесят, он уже старенький, и сил мало, чтобы самому такими делами заниматься. Поэтому каждая хозяйка перед службой в общую корзинку положила по несколько крашеных яичек, а "папА", как его называет о.Силуан, их потом дарил на отпусте.



После литургии все дружно отправились на агапу, домой сбежали только семьи с совсем мелкой малышней, дружно сопевшей по лавкам. Застолье устраивали сборное, каждый приносил что считал нужным, при этом корзинок со снедью для освящения не было вообще. Я сначала этому дивилась, а потом поняла, в чем дело. Разговляются-то все прямо в храме, а эта еда как раз освящается и благословляется прямо перед едой. А свячение куличей и пасок имеет смысл только в том случае, если люди на общую трапезу не остаются. а разговляться едут домой. Пасха моя Царская имела сумасшедший успех, ее смели всю подчистую, и единогласно признали самой удачной из тех, что тамошние дамы когда-либо делали. А еще здесь, как оказалось, не принято ни обмениваться подарками на Пасху, ни детям шоколадные яйца дарить. А я по "русской" привычке притащила целую сумку разнообразных шоколадных яиц, так что мы все равно всю  мелкоту от трех до шестнадцати угостили. Разошлись все около четырех утра, оставив недоеденное в холодильнике до следующего воскресенья. Там хорошо так осталось и куличей, и яиц, и ветчины, так что к следующему кофепитию на Фомино воскресенье можно ничего не приносить...
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

simply_tatiana: (Default)
Tatiana

March 2012

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 01:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios